Фото: Наталья Шамова, «Курганинские известия»

Люди, судьбы
Утилиты
Типографика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

14 июля моему отцу Геннадию Александровичу Цацурину исполнилось 80 лет. Родился он во второй месяц Великой Отечественной войны.

Как быстро летит время… Я уже не маленькая девочка, которая уверенно сидит на плечах отца, машет флажком на демонстрации. Выросли уже и свои дети. А папе как-то незаметно исполнилось 80. Незаметно потому, что он не выглядит на этот возраст, хотя всю непростую жизнь работал для семьи и для общества.

Родина моего отца Геннадия Александровича Цацурина - деревня Загорье в Дубровском районе. Население на 2010 год - 7 человек. А земли ведь исторические! Упоминаются с 1457 года. Бывшие владения князей Мещерских, в XIX веке - также Озеровых и других. Происхождение фамилии - тайна для меня, хотя я и пыталась понять, как такая фамилия обосновалась на Брянщине. Отец рассказывает, что в деревне было много Цацуриных - как Ивановых.

Фотография прадеда - Григория Цацурина - сохранилась только одна - перед отправкой на фронтв Первую мировую. А фотографии деда Александра Цацурина не сохранились. Дед был из тех, кто принял новую власть сразу. Коммунист. Он первый организовывал в районе колхоз. Был призван на Финскую войну. Прошел ее политруком.

Моя бабушка Полина вышла замуж за Александра Цацурина (1908 года рождения) до войны. С первых дней мой дед Александр Григорьевич - на фронтах Великой Отечественной. Моя бабушка вспоминала, что когда началась война, дед жалел своих братьев (в семье Цацуриных было 12 детей): «Я войну видел! А вы необстрелянные… Берегите себя!». Братья с войны вернулись все, а вот дед Александр не пришел - погиб на Калининском фронте Великой Отечественной…

В деревню пришла похоронка, что старшина, командир пулеметного взвода Александр Цацурин погиб. Сослуживцы рассказывали, что мой дед повез донесение в штаб, начался артналет. Прямое попадание в машину одного из снарядов остановило сердце и моего деда, и всех, кто был в машине.

Фронт подошел и к Брянщине. Моя бабушка, взяв моего отца, корову-кормилицу, шла в колонне беженцев. Дошли до Ефремова (Тульская область). Немцев здесь не было - не пустили. Оказывается, не зря ушли! Потом рассказывали, что по деревне шла подвода из одних Цацуриных, где сидели маленькие дети. Один из полицаев замахнулся на самого младшего штыком. Но его остановили: «Это не Сашка сын… Не он…»… Если бы не ушли бабушка с маленьким моим отцом с беженцами, может, и не было бы этого рассказа.

Брянщина - край партизан. Тетка моего отца, сестра Александра Григорьевича Цацурина, Елена Григорьевна во время оккупации была подпольщицей, связной в партизанском отряде. Ее позывной был «Стрелка». В партизанском движении она была связана с Анной Морозовой, позывной «Лебедь». Помните фильм «Вызываем огонь на себя»? Так вот он посвящен подвигу Анны Морозовой и ее группы. Один из дядек моего отца - Герой Советского Союза Степан Журавлев. Он тоже родом из деревни Загорье.

Бабушка с моим отцом вернулась сразу после освобождения в родную деревню. На корове. Вспоминала, что возвращались за советскими войсками. Неубранные трупы, запах, оводы… Тяжелая дорога домой… Нищая деревня. Корову забрали в колхоз. Только в начале 50-х годов дали телку - как семье погибшего на фронте.

Дети войны

Отец жил в трудное время. Женщины взвалили на себя всю тяжесть послевоенной жизни. И детей успевали воспитывать, и пахать, и сеять. Моя бабушка, как хороший мужик, косила до 40 соток… За крупой ходили пешком в г. Брянск. Детишки завидовали тем, у кого отцы вернулись - могли работать, семье помогать, да и просто быть рядом…

Бабушка тянула одна двоих сыновей. Уже в пять лет мой отец помогал своей матери (а в первый раз он увидел белый хлеб, наверное, в 1956 году). И пахал, сидя на корове (лошади не было), и дрова готовил в настоящем лесу (сам, без помощи взрослых), полол колхозные поля, наравне со взрослыми сено косил, за скотом смотрел…

Это были дети войны, заменившие мужиков в колхозах. А на школьных праздниках они пели не гимн, а песню композитора С. А. Каца на стихи А. В. Софронова «Шумел сурово Брянский лес». Эти же дети войны подрывались на снарядах, оставшихся в брянской земле, кто-то набредал на них случайно, кто-то - из любопытства.

Бабушка в сезон шла в поле, а зимой - в скотницы. Трудодни надо было заработать. 400 трудодней - у бабушки, 200 - у отца. На каждый трудодень - 200 граммов ржи. Если уродится…

В 1948 году отец пошел в 1 класс, в 1957 году окончил школу. Свою трудовую деятельность начал в колхозе, а в 1958 году поступил на сезонную работу в топографический отряд. Ему было 17. В работу отряда входило изучение местности и составление карт, где отмечается наличие структуры ландшафта. С весны до осени. Смоленские земли, калининские - там, где погиб его отец, мой дед… Но работа была сезонной, и надо было уходить на постоянный заработок.

Одна из теток моего отца переехала в Сибирь и писала в деревню, что жизнь налаживается и живется здесь лучше. И было решено, что семье надо ехать в Прокопьевск Кемеровской области. Там есть работа! Заработок! Но чтобы уехать, был необходим паспорт. Пришлось продать дом школе на дрова. Денег хватило только на отъезд моему отцу. Он и уехал в 1959 году в Прокопьевск. Были ли проблемы? Только с шестидесятых стала проводиться паспортизация. Вот почему 1961 год называют годом «второго освобождения крестьян».

Поступил на работу на завод шахтной автоматики. Работал наладчиком, а потом мастером участка прессового цеха. Теперь отец мог позвать к себе и мою бабушку с братом. Бабушка Полина пошла работать в жилищную контору. Им дали отдельную комнату в коммунальной квартире. Потом она устроилась к папе на работу, на завод, подвозила к станкам детали. А когда пошла на пенсию, то стала получать 21 рубль! Это пенсия колхозника. Но ни разу я не видела жалующуюся на жизнь бабушку, маму моего отца…

Пример - и в службе, и в труде

В 1963 году отец был призван в ряды Советской армии. Служил на Тихоокеанском флоте. Это предмет гордости на всю жизнь! И на 23 Февраля мы с мамой знали, что ему подарить - тельняшку!

Отец на флоте был младшим сержантом. Грамотный, выносливый, физически закаленный, он был примером для сослуживцев. Отец занимался самбо, вольной борьбой, успешно защищал разряды, сам был тренером. Он был самым сильным в военном округе. В семейном архиве хранятся множество грамот с той поры. В 1965 году демобилизовался. Вернулся на завод, работал в цеху мастером, а затем - старшим мастером прессовочного цеха.

Зарплата была невысокой. И об этом пришлось подумать, когда папа встретил на заводе мою маму Эллу Георгиевну. После свадьбы отец пошел в отпуск, и на заводе отпускных ему заплатили 50 рублей. В семье стал вопрос о смене работы, и папа пошел в шахту. В 1967 году перешел на работу в шахту «Коксовая», где трудился горнорабочим очистного забоя до 1979 года.

Сначала его приняли насыпщиком-откатчиком на загрузку вагонов углем. Через 2 месяца его приметили в забое. Через год он уже был профессиональным забойщиком. Еще через год - бригадиром. Участок, где работал отец, гремел по всей шахте, по всей угольной области Кузбасса. Отец вступил в партию.

Как лучшие шахтеры, отец и его товарищи были приглашены в Италию на две недели. Пока отец был в Италии, его перевели в другой забой. Его бригада без его ведома была поделена, расформирована. И отца обидело, что решение приняли без его ведома, согласия. Профсоюзы отца поддержали, поддержал парторг. И отец остался на старом участке. А потом на том участке, куда хотели перевести отца, произошел взрыв метана. 7 человек из его бригады погибли.

Отец не раз был травмирован. Забой - это как передовая. А в 1979 году в октябре в свою смену он прокачивал привод, и произошло обрушение кровли - отца засыпало породой… Через время товарищи прорубили узкое отверстие. Передали флягу, топорище. Топор не помещался в том пространстве. Рядом кричал только устроившийся в шахту молодой парень. Отец вырубил четыре деревянных бруса, чтобы открыть лаз. Через него их вытащили. Парень уехал на «скорой», а отец пошел домой - не хотел, чтобы родные знали… А мне кажется, что я помню этот момент, когда отец вечером пришел с работы, сидел возле печки и курил… Четыре дня отец не мог просто сжать пальцы - в них оставалось напряжение рубки. Но мама все-таки узнала обо всем случившемся, и вопрос был поставлен прямо - уезжаем. В ноябре 1979 года наша семья переехала в город Курганинск.

1979 год. Мой отец поступил на работу в межколхозную строительную организацию в качестве монтажника. Его двоюродный брат Владимир Николаевич Цацурин работал прорабом в МСО. Ехали на Кубань к родственникам!

Отец работал по возведению железобетонных изделий. Строили коровники, свинарники. Уже через год отец был выбран бригадиром. Где бы он ни работал, его уважали, ценили. Везде он получал грамоты министерства. В 1991 году вышел на пенсию. С 1992 года поступил на работу в СОШ № 5 на должность заместителя директора по хозяйственной части и проработал до 2011 года. Сегодня в городе уже выросшие ученики с ним здороваются как с учителем. С 2011 года он работает в Курганинском историческом музее.

Своим примером и отношением ко всему отец учил, учит меня всю жизнь. И я понимаю, что он вместе с мамой сделал все для того, чтобы я, мои дети смогли добиться всего, что имеем. 80 лет - это достойно прожитая часть жизни, а для нас - близких - это радость от того, что ты, папа, идешь бок о бок с нами вот уже столько лет…

 

Июль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1

Яндекс.Погода