Люди, судьбы
Утилиты
Типографика

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Годы войны для нее прошли в Дагестане, на Урале и Кубани

Она не держала в руках автомата, не видела вживую фашистов, но до сих пор помнит привкус лишений, голода, ожидания весточки с фронта.

Валентина Садовничая родилась в молодом поселке нефтяников Изберге (сейчас г. Избербаш) Республики Дагестан. За пятьдесят лет до войны немецкие железнодорожники проложили в этих болотистых местах рельсы и шпалы. «Дас ист берг» - называли они железную дорогу, что в переводе на русский означает «это гора». Со временем название легло в основу железнодорожной станции «Изберг». Позже сам город назвали Избербаш.

Именно по этой железной дороге родители Вали перебрались с Кубани на Кавказ, по ней же состав с эвакуируемыми нефтяниками вез осиротевшую девочку, младшего братишку Витю и вторую жену отца на Урал.

Изберг – Краснокамск: в эвакуации

С первых дней войны, требуя немедленной отправки на фронт, избергцы осаждали военкомат на улице Буйнакского. Добровольцев было много: нефтяники хотели поскорее разбить врага и вернуться домой с победой. Отправляли не всех: техника нуждалась в топливе, стране нужна была нефть. Те, что остались, порой работали по трое суток подряд. В смены выходила и Вера Стефановна, мачеха Вали.

 Отец ушел на фронт летом 1941 года.

Спустя год немцы подошли к Грозному. Нависла угроза захвата нефтепромыслов. В Изберге началась эвакуация оборудования на Урал. К зиме в Краснокамск ушли железнодорожные составы с семьями нефтяников.

- До Каспийского моря ехали товарным поездом, - вспоминает моя собеседница. - Остановки были частыми, путь - долгим, трудным. Спали на нарах. Добрались до Каспия, пересели на паром. До Краснокамска снова тряслись в товарняке.

Как и Изберг, город нефтяников Краснокамск стоял на болотах. Семьи эвакуированных поселили в деревянных бараках на окраине леса. Зима 1942 года выдалась суровой – столбик термометра опускался ниже 40 градусов.

- В комнате - топчаны, стол, стулья, печка-буржуйка. Топилась она не всегда. Бывало, вода в ведре замерзала, - вспоминает Валентина Николаевна. - С теплом пришла другая беда - эпидемия малярии. Сколько раз одолевала нас эта напасть, сказать сложно. Помню только: сегодня чувствую себя хорошо, на завтра - морозит, морозит… потом начинает трясти, приходилось натягивать на себя все, что есть из одежды, отпустила лихорадка – навалилась слабость. Помню, в один из дней наша вторая мама велела сходить на рынок. Я чувствовала приближение лихорадки, но ослушаться не могла. Сделала покупки - придавило. Очнулась у торговой лавки уже без покупок.

Ни огорода, ни домашней живности у переселенцев не было. Выживали как могли. Пайки хлеба получали по карточкам: в день на душу - 150-200 граммов. Чаще всего на столе были мороженый картофель и капуста.

- На Урале - суровые зимы. Мы не были к ним готовы, - рассказывает Валентина Николаевна. - В поле от холода руки сводило так, что пальцы не разгибались. И страшно было: по ночам на несколько голосов выли волки. Казалось, обернись я – увижу лязгающего зубами зверя.

Валя переносила голод не так тяжело, как братишка: Витя от голода опухал. Терпеть, не ныть – тоже было подвигом. И этот каждодневный подвиг приближал страну к победе.

Армия тыла била фашистов стахановской работой, сверхплановой нефтью. А это значит, линия фронта проходила не только там, где шли бои, но у каждой нефтяной скважины.

«Дадим нефти столько, сколько потребуется для Победы!» – такие обязательства брали на себя нефтяники Краснокамска.

На буровой посменно работала и Вера Стефановна. Валя с Витей днем и ночью самостоятельно хозяйничали по дому.

Переезд на Кубань

После освобождения Кавказа Вера привезла детей Николая на Кубань. Здесь их пути разошлись: в Михайловской она сошлась с первым мужем, на попечении которого был сын Саша. Витя и Валя поселились в доме бабушки Матрены.

К осени 1943 года жители Кубани не забыли, как фашисты отбирали последние «млеко», «яйки», «курки». Но жить стало легче. Матрена Егоровна понемногу подрабатывала шитьем, пекла хлеб на продажу, варила из каучуковой соды и клещевины мыло. Она учила Валю всему, что умела сама: шить, готовить борщ, печь хлеб, мазать глиной земляной пол. Вот только молитве не учила, но ее любовь к богу сама собой передалась внукам.

В свободное время Валя бегала послушать, как станичные девушки пели «Широка страна моя родная», «Катюша», «Три танкиста», «Ты ждешь, Лизавета»…

Валентина Николаевна до сих пор помнит свою первую тряпичную куклу Веру. Шила она ее вместе с бабушкой, лицо рисовала грифельным карандашом. А вот волос у Веры не было, лысую головку покрывал платочек.

В День Победы бабы голосили

О дне победы 1945 года Валентина Николаевна вспоминает так:

- Была среда, середина учебной недели. Я проснулась, оделась. Портфеля не было, книжки и тетрадки сложила в матерчатую сумку. Вышла из комнаты, бабушка говорит: «Война закончилась!» Я обрадовалась, подумала: «Значит, папка скоро вернется!..» До школы так и не дошла: народ собирался на митинг, уроки отменили.

Валя тоже пошла на митинг. Она не помнит того, что говорилось с трибуны. Запомнились ей крик, вопли, плач, причитания: плакали бабы, не дождавшиеся с фронта мужей и сыновей. Сама она не плакала. От отца известий не было, но была вера - жив.

После окончания войны Николай прислал сестре Шуре письмо. Из него родные узнали: жив, воевал, летом 1942 года во время прорыва блокады Ленинграда попал в окружение. Дальше – плен, концлагерь, батрачество. Отрабатывать плен приходилось на лесоповале, в сумских лесах. На адрес поселения Александра написала ответ, сообщила: дети на Кубани, ждут.

И он вернулся: худой, изможденный, беззубый. Зубы выбили фашисты. Прикладами.

Учителя-фронтовики

Школу Валентина окончила позже сверстников: из-за переездов ей трижды приходилось начинать программу третьего класса. 19-летней абитуриенткой поступила в Ростовский пединститут, на факультет математики.

По словам моей собеседницы, большинство ее школьных учителей были фронтовиками. Воевали и первый математик Прокопенко Сергей Митрофанович, и директор школы Кравченко Ефим Львович. Первый был большим шутником, каждую теорему объяснял прибаутками. Ефим Львович преподавал русский язык и литературу, на его уроках стояла полнейшая тишина, была идеальная дисциплина. Строгой, но справедливой, была его супруга - учитель математики Ефросинья Федоровна. Равняясь на нее, моя собеседница пошла в школьные учителя.

В 1957 году молодой математик Валентина Цимбалова по распределению попала в железнодорожную школу города Могочи, что в Забайкальском крае. Почти сразу вышла замуж. Спустя год родила первенца, а еще по прошествии четырех лет вместе с семьей перебралась на малую родину.

На Кубань моя собеседница приехала уже с фамилией мужа - Садовничая. Устроилась в сельскую школу поселка Южного. Муж Лев Данилович пошел в механики пенькозавода.

Математике Валентина Николаевна учила будущих летчиков и военных - Владимира Панарина, Владимира Топчиева, Алексея Спиридонова, Александра Марищенко.

Встреча гостей и Парад Победы

В День Победы южане собираются у памятника-стелы участникам Великой Отечественной войны.

Прежде на митинг приходила и Валентина Николаевна. Уже несколько лет она не ходок, с трудом передвигается по дому.

Три года назад из районной газеты Валентина Садовничая узнала хорошие вести: в школах станицы Михайловской и поселка Южного заложили сады Памяти Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы Курганинского района.

9 Мая мою собеседницу навестят родные, глава поселения Олег Нычик и бывшая ученица Людмила Колосова со своими второклашками.

Южане-второклассники - ровесники девятилетней Вали, в 1941 году проводившей на фронт отца и отчаянно сражавшейся с лишениями военных лет. От учителя ребята знают: дети 40-х - маленькие герои большой войны, они тоже были мальчишками и девчонками, но совсем другими - раньше времени повзрослевшими, не по годам мудрыми и невероятно стойкими.

Ни огорода, ни домашней живности у переселенцев не было. Выживали как могли. Пайки хлеба получали по карточкам: в день на душу - 150-200 граммов. Чаще всего на столе были мороженый картофель и капуста. Валя переносила голод не так тяжело, как братишка: Витя от голода опухал. Терпеть, не ныть – тоже было подвигом. И этот каждодневный подвиг приближал страну к победе.

 

 

Подписаться на Курганинские известия: https://t.me/kurganinskie

 

 

Последние новости

Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Яндекс.Погода