Победы Алексея Сотникова

История, память
Утилиты
Типографика
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В горельефах знаменитой вазы «Победа» - весенние образы кубанской станицы Михайловской

В жизни Алексея Сотникова, легендарного скульптора-керамиста прошлого века побед немало. За несколько лет до войны, во время Всемирной Парижской выставки он получил первую золотую медаль. Вторая медаль нашла нашего земляка спустя двадцать лет, в дни первой послевоенной выставки в Брюсселе. В 1943-м именно Сотникову доверили работу над монументальной вазой «Победа».

В наши дни произведения Алексея Сотникова органично вписываются в интерьеры знаменитых музеев страны - Третьяковской галереи, Усадьбы Кусково, Русского музея, музея Дулевского фарфорового завода, становятся предметом интереса частных коллекционеров всего мира. Экспозиция, посвященная знаменитому земляку, есть и на малой родине Алексея Георгиевича, в Курганинске. Еще при жизни Сотников передал в дар местному музею несколько своих работ.

Будучи признанным мастером, для окружающих Алексей Сотников продолжал оставаться простым и скромным. Неприметная рубашка, мешковатые брюки, фуражка – таким он предстает перед нами на фотоснимке без малого вековой давности, запечатлевшем урок лепки у Михаила Ружейникова в Краснодарском художественно-педагогическом техникуме. Таким же мы видим Сотникова уже состоявшимся дулевским керамистом. Те же черты просматриваются в бронзовой скульптуре работы ныне известного на всю страну скульптора, - Салавата Щербакова.

Талант пробудила мать-земля

Все, что требовалось для пробуждения призвания Алексея Сотникова, хранили мать-земля и память рода.

Малая родина будущего скульптора - станица Михайловская. С детских лет будущего скульптора окружали курганы, поросшие терном и татарником, хлеборобные поля, степь и казаки-станичники. Отец был пластуном – служил в пешем казачьем строю, мать - домохозяйкой. Жили просто: сеяли, пахали, глава большой семьи нес царскую службу. Дети помогали по хозяйству и по настоянию родителя осваивали грамоту: первое время у заезжего псаломщика, после - в казачьей школе.

Берега станичной реки Чамлык славились глиной. В Михайловскую время от времени заезжали мастера гончарного дела. Глядя на них, местная детвора тоже бралась за работу. Не отставали и Сотниковы. Близ дома протекал ерик, отчего ж не лепить? Лучше всех дело шло у Алексея.

Мечта посвятить себя искусству родилась вместе с первыми глиняными скульптурами. Но прежде была учеба в профтехшколе, которую он окончил, следуя родительской воле.

Непростым было студенчество Сотникова. Порой, спать приходилось, раскинув шинель на полу институтской канцелярии. Алексей подрабатывал росписью декораций в театре Мейерхольда, мыл полы в клубе на Рождественке. Вместе с тем, его юность была наполнена творчеством, познанием ремесла и знакомством с духовно богатыми людьми. Рано ушедшего из жизни отца заменили скульптур Михаил Ружейников и керамист Владимир Татлин. Татлин, после расформирования художественных мастерских, даже приютил способного ученика в своей мастерской на колокольне Новодевичьего монастыря. Здесь, среди верстаков и другого рабочего инструмента, обучаясь керамике у признанного мастера и родоначальника конструктивизма, Сотников прожил семь лет. Воодушевленный новыми знаниями и идеями, он создал свой первый общепризнанный шедевр - белоснежный фарфоровый поильник из серии «Детская посуда».

Мотивы, навеянные южной степью

Форма поильника, так напоминающая материнскую грудь – родом из детства. Свой знаменитый поильник, предназначавшийся для ясельников страны, Сотников отливал на Дулевском фарфоровом заводе. Приметив талантливого практиканта, дулевцы позвали его в штат. И не ошиблись: спустя пару лет, одна из работ «казака» принесла заводу победу во время Всемирной выставки в Париже. Трогательным, робким, на неокрепших ножках, с мягкими ушами и шелковистой, начинающей кудрявиться шерсткой в белом звенящем фарфоре предстал перед парижанами «Ягненок» Сотникова. В репортаже местной газеты парижан растрогал фотоснимок «Не отдам»: маленький мальчик нежно обнимал скульптуру барашка. Детское признание. Это ли не главная победа?

С Дулевским заводом Алексея Георгиевича связывали сотни ниточек. Вели они и в кубанские степи. Знаменитый керамист отчаянно любил свой южный край. В одной из бесед с известным искусствоведом Макаровым, он вспоминал: «В Москве мне снился сон, будто бы рядом, в какой-то части столицы - моя станица. Обрадовался: что же я сюда не ходил! Это же так близко!». Неудивительно, что в первое послевоенное десятилетие знаменитый скульптор погрузился в создание работ, навеянных кубанскими мотивами.

Основной сюжет скульптур «Рождение жизни», «Счастливые рыбаки», «Урожай», «Школа» и десятков других - возрождающаяся мирная жизнь на Кубани. Фонтан «Счастливые рыбаки» первоначально предназначался для рыбсовхоза родной станицы. В детстве, неподалеку от больших прудов, в речке Синюхе Алексей сам поймал большую рыбу. Это событие на всю жизнь запало ему в душу. По прошествии лет, он выразил свои чувства в скульптуре.

«Кубанский», «Скифский», «Курган» - в этих сервизах Сотникова - краски небесной сини, звон птичьей трели и суровая истина степных насыпей, курганов – хранителей старины.

Вестники Победы

«Танкист», «Помощь раненому автоматчику», «Освобождение», «Встреча героя», «С.М. Буденный» и другие – в военные и первые послевоенные годы Сотников создал целую серию работ, посвященных воинам Красной Армии.

В дни, когда враг вел бои на улицах Сталинграда, Алексей Сотников создавал, а впоследствии отливал в фарфоре скульптуру «Мы победим». Ее идея родилась в вагоне военного поезда, ожившем от тепла печурки и человеческих сердец.

По воспоминаниям Алексея Георгиевича, декабрь 1941-го был необычайно лют. Чебоксарский стрелковый полк, в рядах которого ему довелось воевать, направлялся на фронт. Бойцы засветили в вагоне огонек - посветлело на душе, полилась солдатская песня. Именно в той атмосфере братства и несгибаемой воли советского солдата родили композиции - «Разведчики» и «Мы победим». Правда, реализовать задуманное довелось уже в госпитале, куда Алексей Георгиевич попал после ранения. Вылепленные фигурки он носил в вещевом мешке, а осенью 1942-го, получив отзыв в Студию военных художников имени Грекова, отлил их в фарфоре.

Отзыв Сотникова был связан с заданием вылепить вазу, посвященную грядущей Победе. В День Красной Армии, 23 февраля 1944 года, монументальная ваза – предвестница Победы была показана на выставке в Центральном Доме Красной Армии. Сразу после войны Евгений Вучетич, - знаменитый скульптор, автор памятника «Родина-мать» - скажет своему коллеге: «Если ты, Сотников, не создашь отныне ничего другого, - только за одну вазу низкий поклон тебе от всего советского народа».

До последнего вздоха - боец

Керамикой Алексей Сотников был увлечен до глубокой старости. Ему было за восемьдесят, когда пришла идея создать и установить в станице монументальную фарфоровую скульптуру «Танец». Воплощение замысла потребовало кардинальных мер: ради дела Алексей Георгиевич снял половицы в своем кубанском домике. В тот год свершилась еще одна победа: правой рукой Алексея Георгиевича стал сын Александр. Вместе они ходили на ерики Чамлыка за глиной, вместе лепили и транспортировали скульптуру в московскую мастерскую. Вот только в Михайловскую, как и сам мастер, она не вернулась.

Алексея Георгиевича не стало тридцать лет назад. Столько же лет скульптура украшает Государственный Русский музей. Там же хранится другая знаменитая скульптура автора, фирменный знак Дулевского фарфорового завода – «Сокол».

Память бережно храним

В наши дни память о скульпторе Сотникове бережно хранят родные. В их числе внучки - Светлана и Валентина.

- Я помню станичный дедовский домик. И снаружи, и внутри стены большой кубанской хаты были выбелены. В простоте - особенная красота. Наверное, не случайно, лучших работ деда едва коснулась роспись, - вспоминает Светлана, младшая внучка Алексея Георгиевича. - Дедушка всегда над чем-то работал. Он не выпускал из рук глину и когда у него гостили мы с Валентиной. По-очереди забираясь к нему на колени, мы тоже пытались лепить.

Несколько лет назад Светлана стала москвичкой. Конечно, перебравшись в столицу, ей бы хотелось погрузиться в атмосферу московского дедовского быта, но, человек не властен над временем. Сегодня у квартиры и мастерской Сотникова совсем другая история. А вот эпизоды из жизни Алексея Георгиевича еще хранятся в памяти его товарищей по ремеслу. За чашкой чая Светлана ведет запись бесед. По ее задумке, в 2024 году, к 120-летию Алексея Сотникова, должна выйти книга воспоминаний, а в Кусковском музее керамики откроются двери персональной выставки. О такой выставке, только на родной земле, мечтал и сам Алексей Георгиевич. Память об этом, запечатлена в строках районной газеты.

Последние новости

Июнь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5

Яндекс.Погода